Banner-new-1

Татьяна Короткова: «Пугачев с монгольскими глазами», Учительская газета, 3 апреля 2015 года

Рок-взгляд на «Капитанскую дочку»

В конце марта в театральном зале Московского международного дома музыки публика рукоплескала певцу и актеру Павлу Бадраху. Для своего бенефиса он выбрал роль Емельяна Пугачёва в рок-опере Андрея и Ольги Петровых «Капитанская дочка» по Пушкину.

23122129На самом деле глаза у ведущего артиста театра «На Басманной» Павла Бадраха удивительным образом меняются в зависимости от сценического образа. Столичная публика приняла как факт: этот артист, в котором смешалась монгольская и русская кровь, — абсолютно уникальное явление.

Феномен Павла Бадраха-вокалиста – в его редком голосовом диапазоне: ему подвластны арии от лирического тенора до насыщенного баритона. Кажется, сама природа соединила в нем звонкость русских просторов и широту монгольских степей. Но вокальный дар Павла Бадраха зиждется на драматическом таланте большого артиста. И здесь возможности Павла не имеют границ: ему в равной мере блестяще удаются комедийные, водевильные, характерные и трагические роли! Он органичен и как Мистер Икс, и как чеховский Лопахин, и как пушкинский Герман, и как полковник Пикеринг Бернарда Шоу. Сильнейшее впечатление производит и его исполнение роли донского разбойника Емельяна Пугачёва.

Присмотритесь к «Подлинному изображению бунтовщика и обманщика Емельки Пугачёва» руки неизвестного художника, этой известной со времен школы картины: твердое скуластое лицо, пронизывающий, гипнотически-жесткий взгляд. Каким-то непостижимым образом актер Павел Бадрах сумел не только передать внешнее сходство, но и раскрыть читающуюся в портрете тайну личности казака, из-за которого дрогнуло екатерининское самодержавие. Пугачёв в исполнении Бадраха – человек, знающий цену своему шагу, он — вместилище трагедии общенародного масштаба, но им движет неумолимый рок…

Сама по себе постановка «Капитанская дочка» театра «На Басманной» достойна отдельных похвал, ведь музыку к ней написал Андрей Петров (автор саундтреков к лучшим советским кинофильмам) в содружестве с дочерью Ольгой Петровой. Проект планировался как мюзикл для Бродвея, но волею судеб был осуществлен именно в России – театром «На Басманной». В жанре «рок-опера» «Капитанская дочка» состоялась вполне: история любовного треугольника на фоне Крестьянского восстания оказалась благодатным материалом. Более того, спектакль раскрыл хрестоматийный сюжет так, что он заиграл новыми красками правдоподобия. Однако именно фигура Емельяна Пугачёва в исполнении Павла Бадраха стала той правдой, которая сплачивает зрительный зал, вовлекает его в сценическое действо без остатка. Да, спецэффекты – снежный буран, отблески пожарища – безусловно, хороши. Но внутренняя мощь Пугачёва передана так точно и достоверно, что незримое присутствие этого бунтаря в алой рубахе ощутимо во всех сценах спектакля.

Для того чтобы так подать своего героя, актеру нужен не только талант – нужен и определенный жизненный багаж, опыт странствий, опыт личных переживаний и испытаний. Судьба Павла Бадраха – «русского монгола» — сама по себе любопытна. Его отец был известным монгольским композитором, главным дирижером военных оркестров республики Монголии, мама – художником-модельером. Родители встретились в Москве, а детство Павла прошло в Улан-Баторе. Если музыкантом нужно родиться – Павел Бадрах им родился, у мальчика был камертонный голос и абсолютный слух. Подростком он оказался в России, учился в Харьковской музыкальной школе-интернате, стал «сыном полка» — воспитанником воинской части. Затем – Московский университет культуры, ГИТИС. К мечте Павел шел, невзирая на трудности, а их выпало немало. Но стойкость и талант победили всё…

Часто на сцене человек гораздо значительнее, чем в жизни. Но вот отгремели поздравительные овации зала, отзвучали торжественные речи на подмостках – артист Павел Бадрах остался за кулисами театра в кругу коллег, своих педагогов, сокурсников и самых близких друзей, и выяснилось, что обаяние этого человека с лучистыми «монгольскими» глазами ничуть не наигранное. Кажется, оно тоже врожденное, как и его талант.