Banner-new-1

Наталья Крыжановская:" КАНКАН, РОК-Н-РОЛЛ И ПРИЧУДЫ ЛЮБВИ",Интернет-журнал «Театрон», 15 Августа 2013 г

КАНКАН, РОК-Н-РОЛЛ И ПРИЧУДЫ ЛЮБВИ

В Международном Доме Музыки прошёл бенефис Ирины Баженовой, ярчайшей солистки московского музыкального театра «На Басманной», лауреата конкурса «Золотой граммофон». 

Многочисленные поклонники увидели ее в этот вечер в роли Кукушкиной в мюзикле В. Фридмана «Как жить замужем» по пьесе А.Островского «Доходное место».

Бенефис – слово легкое, изящное и … почти нам незнакомое. Пришел он в Россию в XVIII веке на 48 лет позже, чем во Францию, где прочно обосновался, как выступление или спектакль в честь кого-то из артистов. У нас бенефис просуществовал в царское время чуть больше века и в 1908 году был запрещен в императорских театрах, но остался в антрепризах и в провинции. Ведь в нем было не только признание мастерства и заслуг артиста, а еще и значительная прибавка к жалованью, так как часто весь сбор от спектакля поступал в пользу бенефицианта. Именно обещанием бенефиса заманивали антрепренёры интересных артистов к себе в труппу. Тому осталась масса свидетельств, среди которых, к примеру, письмо племянницы главного героя романа Салтыкова-Щедрина «Господа Головлёвы», которая пишет дяде: «Жалованья мне директор положил по сту рублей в месяц и бенефис в Харькове».

Понятно, что слово бенефис французское – benefice — и в переводе оно означает барыш, польза. Кстати, обычно бенефициант выбирал для себя пьесу, которая изначально предполагала кассовый успех, но не всегда была выдающимся произведением искусства. Однако случалось, что оба эти качества совпадали, как это произошло на бенефисе известнейшей актрисы Марии Николаевны Ермоловой в Малом театре в 1876году, когда она выбрала для своего бенефиса пьесу Лопе де Вега «Овечий источник». В советское время, а именно в 1925 году, пятый съезд работников искусств, окончательно упразднил форму бенефиса с материальным вознаграждением, оставив актерам только право на творческие бенефисы, среди которых, в основном, были юбилеи. Так что чисто коммерческое предприятие обрело давно забытое второе значение — спектакль в честь одного из его участников как выражение признания особых заслуг и высокого мастерства артиста.

А теперь, после краткого экскурса в историю, хочется приблизиться и к самой бенефициантке Ирине Баженовой. Тот, кто давно знает музыкальный театр «На Басманной», основанный и руководимый заслуженной артисткой России Жанной Тертерян, наверняка, заметил его уникальность и непохожесть на многие коллективы Москвы. Проявляется она в том, что в, казалось бы, классических постановках известных или созданных специально для театра произведениях всегда есть некая студийность, когда исполняющие сегодня главные роли и партии артисты могут выйти завтра в эпизоде или даже в массовке и делать это так же задорно и энергично, как будто они жизнью призваны создавать атмосферу спектакля, выходя все вместе на подмостки, где каждый голос и каждая личность вносит в общий хор свой, ему одному присущий тон, звук, манеру, пластику — как разнообразные краски на холсте мастера. Здесь всегда интересно наблюдать и за исполнителями основных ролей, и за участниками общих сцен, видя их единый союз и следя за разнообразием их индивидуальностей.

И все-таки даже при наличии сонма талантливых актеров в театре «На Басманной» и потрясающем умении художественного руководителя в любом из них раскрыть то, что, порой, никто и не подозревал, Ирина Баженова выделяется редкостной способностью создавать иллюзию подлинной жизни на сцене. Благодаря искренности и естественности любой ее персонаж наполняется такими подробностями, такими мелкими изумительными деталями и нюансами, такой непосредственностью и сердечностью, что невольно все они становятся тебе близкими, и ты переживаешь за каждого, как за себя самого. Как будто это ты безумно любишь пирожки, как ее фея Фэт из волшебного шоу «Спящая красавица», как будто тебя, как её Наталью Степановну из «Свадебного фокстрота» по чеховской пьесе-шутке «Предложение», приходит сватать нелепый сосед, а ты никак не можешь врубиться в ситуацию и навсегда теряешь надежду выйти замуж. И как будто именно тобой, как Марцелиной из «Ночи наваждений» по «Колокольчику» Гаэтано Доницетти пренебрег сбежавший муж.

Она хороша в любой роли. Её миссис Хиггинс из «My fair lady» полна достоинства, женской мудрости и доброты, м-м Кроне в «Безумном drangе на Зальцбург» сверх активна, смешна и задорна, а Каролина из «Принцессы цирка» мощна и непримирима, действуя в своих интересах, но в душе всё-таки остаётся маленькой девочкой, которую легко обвести вокруг пальца. Все чувства и порывы своих героинь певица представляет нам, умело используя свой чудный голос, который и в пении, и в разговоре может быть то нежным и мягким, то свирепым и жёстким, то резким и даже визгливым. Причём в любых своих модуляциях он не теряет привлекательности и поразительной музыкальности. В арсенале актрисы и её великолепная пластика. Она может лихо отплясывать канкан, виртуозно исполнять рок-н-ролл, подбрасывая себя в самом отчаянном па партнёру чуть ли не на плечи. А в ревю-фантазии «Роз-Мари, любовь моя!» совершить такой кульбит на высоких каблуках, что публика долго не может прийти в себя от неожиданности и восторга. И все это при далеко не модельных габаритах. Оказалось, что Ирина в детстве и юности в родном городе Пензе плотно занималась художественной гимнастикой, став профессиональной спортсменкой, и по сей день пребывает в постоянном тренаже. Говорит, что разогревшись, может сесть и на шпагат.

Вообще в роду Баженовых было много интересных творческих людей. Прекрасно пел прадед по отцовской линии, которого называли соловьём за великолепный тембр голоса и во всей округе под Пензой его всегда приглашали на торжества. Один ее дядя по материнской линии был художником, второй – поэтом. И все это исподволь вело к тому, чтобы она занималась искусством. Стать актрисой она мечтала с самого детства. После пензенской музыкальной школы, где училась по классу фортепьяно, она поехала в Москву и поступила в Гнесинское училище на факультет музыкального театра. Мастер курса, известный в музыкальном мире режиссер и педагог Матвей Ошеровский, позвал ее потом к себе в ГИТИС, который она также успешно окончила. Почти сразу после учёбы она стала лауреатом конкурса «Золотой граммофон», заняв второе место, и Мисс радиостанции «Маяк», где песни в её исполнении услышала вся Россия. Потом были сборные концерты в Москве и Италии, и, наконец, приход в музыкальный театр «На Басманной» под руководством Жанны Тертерян, который дал ей все те уроки профессиональной сцены, о которых мечтает каждая актриса.

Пожалуй, роль мадам Арно в «Фиалке Монмартра» Имре Кальмана – одна из ее самых блистательных воплощений. Она играет там бывшую примадонну оперетты, которая говорит, что ушла со сцены, потому что потеряла голос. Но когда в пылу воспоминаний о прошлых успехах она начинает напевать для трех молодых друзей одну из своих любимых мелодий из «Периколы» Оффенбаха: «Какой обед нам подавали, каким вином там угощали…» и вся преображается, мы понимаем, какой триумф имели когда-то выступления этой отставной певицы. Свидетельством тому и её горящие глаза, и её нежнейшее сопрано, которое буквально обволакивает вас, увлекая в мир грёз и желаний. И уж если поверить тому, что ее м-м Арно потеряла голос для опереточных арий, то вряд ли она утратила свою безудержную страсть к празднику жизни и неистребимую жажду этим праздником наслаждаться и самой его творить. Если бы видели первую сцену, когда м-м Арно приходит выдворять должников из мансарды, а потом встречу с ее бывшим коллегой по спектаклям, которая завершается всеобщим ликующим канканом! Какую она даёт разнообразную палитру настроений! Она буквально фонтанирует, давая своим партнёрам возможность отвечать ей той же монетой, меняясь по ходу действия. Конечно, если бы Ирина Баженова не обладала всепоглощающей энергией и азартом, вряд ли бы её героини могли заставлять зал улыбаться, смеяться и приходить в восторг, следя за каждым её движением

Странное дело: бывает, что актриса и красива, и стройна, и голос приятный, и двигается великолепно, а вот не берёт за душу, не даёт того счастья, которого все мы ждем от театра. От того сиюминутного движения флюидов, которые перетекают со сцены в зал, а оттуда возвращаются к актёрам, многократно поднимая их тонус. Бывают актёры, кому заплакать ничего не стоит. Но вся штука в том, что их слёзы и даже рыдания не могут пробить ту пресловутую четвёртую стену, что незримо стоит между ними и залом. И их чувства остаются при них, так и не дойдя до зрительских сердец. Ирина Баженова принадлежит к той категории лицедеев, которые во все времена были наперечёт, потому что их эмоции мгновенно прорастают в людях. Нам не надо с её появлением разгадывать кроссворд, почему она сказала так, а не иначе, зачем улыбнулась или что заставляет её сдерживать слёзы. Всё, что она говорит и делает, захватывает с первых же секунд. Что это – театральная школа или её собственная природа?

Вряд ли на этот вопрос можно дать точный ответ, как и на тот, почему так трогает нас улыбка Джульетты Мазины в фильме «Ночи Кабирии» или простая деревенская женщина Надя из фильма «Любовь и голуби», которую играет Нина Дорошина. Есть в этих актрисах нечто, не поддающееся анализу, что волнует и потрясает неизмеримо больше, чем сделанные и выдрессированные модели и победительницы конкурсов красоты. Наверное, это и есть тот самый огонь, который горит в их сердцах и передается нам, зрителям. Кстати, Ирина Баженова чем-то напоминает Нину Дорошину. Может быть, своей теплотой, открытостью, обаянием. И даже внешне. Но более всего это ощущается в каком-то её природном внутреннем чувстве, уникальном по своей сути. В театре оно называется нутром и может поразить в комедийных, характерных и особенно в драматических, и трагических ролях. Играть в трагикомедии удел далеко не каждого: здесь все идет на острие ножа – смех сквозь слезы, а рыдания могут оборваться хохотом. Ирине Баженовой, кажется, ещё не удалось сыграть в таком сложном жанре, но она явно способна взять и этот барьер.

Зато в рок-опере «Капитанская дочка» по Пушкину с музыкой Андрея и Ольги Петровых ей крупно повезло: у нее оказалась роль Василисы Егоровны Мироновой, жены коменданта Белогорской крепости. Роль небольшая, но значительная по своему внутреннему устройству, и сыграна актрисой так, что её не только трудно не заметить, но просто нельзя забыть. И маршировку солдат с дворовыми девушками под её началом, и прием в своем доме Гринева, и суд над дуэлянтами, и прощание с дочерью. Ведь во всём этом столько тепла, юмора и доброты! А её слова мужу перед захватом крепости Пугачевым: «А меня и во сне не проси: не поеду. Нечего мне под старость лет расставаться с тобою да искать одинокой могилы на чужой сторонке. Вместе жить, вместе и умирать» и ее последний крик перед казнью, которая отнесена за кулисы, остаются в памяти, пробуждая мысли о верности и любви, на которых стоит мир.

А на вечере в честь нашей героини, который прошел в Международном Доме Музыки, московский музыкальный театр «На Басманной» дал мюзикл Виктора Фридмана «Как жить замужем», созданный по пьесе Александра Островского «Доходное место», где бенефициантка сыграла острохарактерную роль Фелисаты Герасимовны Кукушкиной, вдовы коллежского асессора и матери двух дочерей на выданье. И хотя у неё там немного материала, она сумела так виртуозно развернуть его, что представила свою героиню во всей полноте её сочной натуры. Это и строгая мать, которая следит за своими отпрысками, уча их, как поймать женихов, а потом заставлять тех зарабатывать деньги. Это и дотошная хозяйка, что держит дом в чистоте и порядке. «У меня все в струне!» постоянно повторяет она. И это еще совсем молодая женщина, жаждущая устроить и свою личную жизнь, которая полна желаний. Все эти ипостаси ее героини были поданы актрисой напористо ярко и очень современно. И бенефис прошёл на высочайшем подъеме: партнеры бенефициантки были обаятельны, убедительны и со всей страстью отдавались замечательному действу, придуманному и поставленному их бессменным худруком Жанной Тертерян. А потому крики «Браво!», горячие аплодисменты, поднявшийся зал и море цветов стали естественным завершением вечера и признанием таланта Ирины Баженовой.

                                                                                    Талантом бенефициантки

восхищалась Наталья Крыжановская