Banner-new-1

Игорь Корбин : «Мятежный образ бенефицианта»,газета «Завтра», 2 мая 2015 г.

Газета «Завтра»

Мятежный образ бенефицианта

Игорь Корябин

2 мая 2015 

Без заголовка

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Если бы Павел Бадрах, ведущий солист Московского музыкального театра «На Басманной» п/р Жанны Тертерян, не стал артистом певческого жанра, в жизни он точно бы не потерялся! В музыкальной школе он научился играть на трубе, в детской группе при музыкальном училище – на скрипке. Играя на гитаре и фортепиано, обладая важными для артиста навыками хореографической пластики, он достиг высот мастерства и в других, не связанных с театром сферах, например, в фотографии и вождении автотранспорта, приобрёл опыт в профессиях, диапазон которых простирается от стропальщика до повара и от токаря до ресторатора. Он также освоил навыки рукопашного боя и фехтования, плавания, мотокросса и волейбола, овладел стрелковым и холодным оружием. Но в результате выбрал стезю актёра и певца! Ведь родился он в семье музыканта и провелдетство в Монголии, в Улан-Баторе, где его отец Батмунх Бадрах после окончания Московской консерватории имени П.И. Чайковского был главным дирижёром военного оркестра, обслуживавшего все официальные правительственные проводы и встречи. Так что трехлетнего Павлика однажды даже сам Цэдэнбал держал на руках! Сегодня кроме работы в театре Павел Бадрах концертирует, выступает как конферансье, снимается в кино. Но именно Театр «На Басманной» для артиста  всегда был и остается родным домом, которому он беззаветно служит уже пятнадцатый сезон. А потому вполне закономерно, что здесь он и получил свой заслуженный бенефис.

Выбор пал на одну из лучших ролей певца – Емельяна Пугачева в рок-опере Андрея и Ольги Петровых «Капитанская дочка», написанную на известный пушкинский сюжет и весьма увлекательно поставленную Жанной Тертерян. Бенефисный спектакль состоялся в Театральном зале Московского Дома музыки, где образ народного бунтовщика Пугачева в трактовке бенефицианта вновь предстал перед публикой эпически глубоким, психологически многогранным и необычайно притягательным с точки зрения изначально заложенной в нем противоречивости. Этот образ явился философски вдумчивым и обстоятельным срезом истинно русского народного архетипа эпохи второй половины XVIII века – фигуры мятежной, безрассудной, по-детски наивной, но умудренной опытом жизненной несправедливости и тяжелых невзгод.

Всё это, сидя в зале, мы смогли постичь не только благодаря удивительно тонкой актёрской игре исполнителя, но и правде вокального чувства, привносимой им в характер своего персонажа. Певческие интонации благородно-бархатного драматического баритона Павла Бадраха были полны искренней выразительности, а мощная харизма его сценического обаяния словно создавала необычайно сильное и плотное психологическое поле. Именно поэтому вокально-драматическая энергетика певца легко и естественно перетекала со сцены в зал, уверенно заполняя собой всё слушательское сознание.

И всё-таки эта бенефисная роль, как бы она ни была хороша,  – лишь одна из порядка двух десятков ролей, созданных им в своем родном театре. А их диапазон обширен: от драматических ролей до комических. На одном полюсе можно найти обсуждаемого Пугачева, Мизгиря в «Снегурочке» Римского-Корсакова и Мистера Икса в «Принцессе цирка» Кальмана. На другом  – такие, к примеру, роли, как Мсье де Мартен в опере Оффенбаха «Муж за дверью» и Гаспар в опере Доницетти «Пиратский треугольник» («Рита»),  полковник Пикеринг в мюзикле Лоу «Моя прекрасная леди» и Герман в ревю-фантазии «Роз-Мари, любовь моя!» на музыку Алябова, Фримля, Стотгарта и Гершвина.

В судьбе Павла Бадраха до прихода в Театр «На Басманной» были годы исканий и учёбы, в течение которых наш герой испробовал себя на разных музыкальных поприщах, активно перемещаясь по России и гастролируя  за рубежом. Он окончил факультет сольного академического пения МГУК,  факультет музыкального театра ГИТИС-РАТИ и некоторое время после ГИТИСа успел поработать в Пермском академическом театре оперы и балета имени Чайковского, куда в свою бытность там главным режиссером его пригласил Георгий Исаакян. Начиная как тенор, на пермской сцене он исполнил там несколько партий. Однако именно Театр «На Басманной» явился тем местом, где он нашел себя и где амплуа драматического баритона вместе с актерским дарованием бенефицианта раскрылось наиболее полно и ярко.

http://zavtra.ru/content/view/myatezhnyij-obraz-benefitsianta/